«Жизнь – она как дорога, с которой всё и начинается».



По инициативе ООН с 1994 года во всем мире 15 мая отмечается Международный день семей. Семья является самым главным в жизни человека. Именно в семье закладывается характер человека, его мировоззрение.


Настоящая ценность в жизни — это родные и близкие люди. С любовью и душевным трепетом о своей семье рассказывает жительница нашего города, победитель конкурса "Иркутск-середина земли"

Новокрещенных Алевтина Михайловна.

"Жизнь - она как дорога, с которой все и начинается. Открываются новые горизонты, встречаются новые люди, возникают новые события, случаются и победы, и поражения; вскрываются какие-то наросты, бугры, преодолеваются препятствия, начинаются гонки по судьбе.

А судьбы. Они у всех разные: яркие и не очень, светлые и темные, с изюминкой и в крапинку.

Да простит меня читатель, если таковые найдутся, за некий пафос. Но я, что, и о чем пишу, всегда чувствую, и не в моей манере заискивать и казаться лучше, чем есть.

Я стала свидетелем многих событий, которые произошли и в жизни моей, моей семьи, моего завода – моей гордости, моей страны.

Долгие послевоенные годы восстановления для моего поколения, казалось, спокойные-брежневского правления, перестройки горбачевской, с философскими размышлениями наших тогдашних правителей, драматические, со стрельбой у Белого дома, незабываемый драматические; издаст нетривиальными выступлениями Собчака, Евтушенко, Ельцина, Горбачева или Лигачева и сегодняшних дней, с демократией и перегибами, с победами и войнами, с драками в жизни и на экране.

Почему я об этом пишу? Но ведь это и моя жизнь.

И личные встречи с такими корифеями, как Солженицын, он приезжал к нам на завод, Евтушенко, он выступал в драмтеатре, когда я училась в университете, с Рождественским (могу похвастаться, есть даже его автограф).

А наши светила науки И. Парфианович, Я. Райхбаум, Малых, Крестьянинов, Степанов и др., -кандидаты и доктора наук физико-математических наук. Они ни только учили нас, они, не взирая на свои звания и регалии, помогали в работе и наших исследованиях в лаборатории.

Бандо, Брайди, Забелин, М. Сергеев, М. Ивкин, П. Кушкин, Л. Мончинский, Сухаревская, А. Самсонова они меня учили азам журналистики, а некоторые из них стали моими наставниками, в последствии, и в пробе пера; Т. Шешелова, Л.Чиликанова, Чикин, Г. Прозорова, Р. Рахматулин, Поляков, Ю Мячин, светила науки, они, подчас, помогали мне, в проводимых в лаборатории исследованиях и руководстве студентами, которых по моей жизни наберется десятка два, среди них есть уже свои кандидаты наук.

А потом я ведь не случайно выше сказала: что мой завод - моя гордость;

И конечно, я не открою никакой Америки: я горжусь и нашими самолетами и, главное, их создателями Великими людьми. Да, да, Вы не ошиблись, именно с большой буквы Великими тружениками: инженерами и рабочими, ведь это тоже моя жизнь.

А первыми мои учителями, непременно, были мои дорогие и любимые родители, необыкновенная Бабушка, Анна Елизарьева Фунтусова (в девичестве Кузнецова).

Она по сложившимся жизненным ситуациям была и мамой (мама долго и тяжело болела), и моей наставницей, и моим учителем, и даже моим первым модельером, дизайнером и просто моей бабушкой, теплой, милой, доброй и нежной, как любая бабушка.

Нет, конечно, она не работала на заводе, уроженка Забайкалья, как папа, мама и дедушка, которого я не знала из-за репрессий 1937года, Анна Елезарьевна была просто домохозяйкой.

Дом, куры, гуси, корова, мы с братом, моя больная мама, сад, огород – все было на ее плечах. Только источник дохода (материально) был один, мой Папа.

Мой отец.

Ну, обо все по порядку. Буквально сейчас, примостившись на корточках, и открыв дверку печи, где озорно играли язычки пламени, весело, словно переговариваясь, потрескивали дрова, мы с папой часто сидели в нашей старенькой кухоньке и вели долгие разговоры о его жизни, о моей работе, о его детстве, о политике.

Меня всегда удивляли его колоссальные познания по многим направлениям, будь то история, медицина, культура, литература - книги, вообще были его страстью. Даже, будучи, уже на пенсии он с нетерпением ждал, когда я приду с работы и принесу свежую прессу. Когда ее не было, перечитывал книги, которых в нашей библиотеке наберется тысячи полторы. Даже мой сын научился читать в два года, а железной дорогой у них с дедом была Малая советская энциклопедия, из которой они черпали знания. В шесть лет Женя зачитывался Жюль Верном и Джеком Лондоном, Ф. Купером и Майн Ридом.

Я до сих пор живу «в родовом поместье». Слушаю небольшой кухонный радиоприёмник, как когда-то давно и предаюсь приятным и добрым воспоминаниям о моем отце и моей семье.

Папа, сколько в нем было любви и тепла, что хватило бы ни на одного человека.

Мы никогда с ним не сюсюкались, не объяснялись друг другу в любви, но были такими неотделимыми. Он тоже любил сидеть у печи, за кружкой крепкого забайкальского чая с молоком, с кусочком хлебца, так ласково называл любую «горбушечку», слегка посыпанную сахарком; и удалялся в воспоминания чего-то своего, дорогого и близкого. Порой и я окуналась в мир папиного детства и его долгих прожитых лет. Лицо оживало, появлялась улыбка и рассказы о детстве и юности, вообще о жизни. Они лились рекой, заполняя все помещение нашей знаменитой кухни. Именно кухня всегда являлась и является источником тепла, той позитивной энергии, которой наполнял, как, впрочем, всего дома и усадьбы ее хозяин, Михаил Иосифович Новокрещенных, ветеран войны, труда и завода.



Сегодня я, наверное, не смогу уложить рассказ о своем отце в те несколько страниц, которые мне отведены, нужны целые «фолианты».

Остановлюсь, пожалуй, на жизни в Иркутске с 1936 года.

За плечами уже было доброе детство, тяжелые годы гражданской войны, расстрел «белыми» отца, поджог ими же дома, в котором Миша жил полной семьей и дядей. Голодные годы той неразберихи, которая была в то время; школа, уж очень парнишке хотелось учиться, школа летчиков в Чите, куда Миша не прошел по здоровью, ветеринарный техникум, кстати, отрывшийся на тот момент. А еще он помнил всегда голодное время, когда за весь день съедал одну «ивассишку» и кусочек хлеба, благо учился Миша хорошо и директор техникума давал ему «копеечку» на целый день. Иногда приезжал дядюшка Яков Леонтьевич и привозил кое-что из деревни. Почему – то в этот момент мне вспоминается В. Распутин с его «Уроки французского», похожая история.

После окончания техникума, дальнейшую судьбу молодого специалиста определили «органы». Не попросили, а приказали в 24 часа отправляться в дружественную, почти феодальную, Монголию, на ликвидацию чумы и сибирской язвы. Видимо были в курсе, что Михаил возглавлял в техникуме ветеринарный отряд, который ликвидировал тяжелую инфекцию среди животных во многих районах Читинской области, САП.


Фото: групповая фотография - техникум, крайний справа в 1 ряду

Монголия встретила не ласково. Крупные феодалы - скотоводы не хотели отдавать свое имущество, а бедняки не умели ухаживать за огромным количеством скота. Работать было трудно и не безопасно на этих огромных степных пастбищах. Но, как говорится, партия сказала «надо», Михаил ответил «есть». Так и началась его трудовая жизнь на бескрайних просторах монгольских степей.

От пастбища к пастбищу он передвигался на верблюдах и быках, вооруженный вакциной, и только потом за хорошую работу его наградили стареньким грузовичком. Было очень трудно одному, в чужих краях: попадал и под обстрел, замерзал и умирал от малярии в степи. Но мир не без добрых людей, спас монгол - кочевник, притащил его в свою юрту. Обогрел, напоил снадобьями и сообщил в ветпункт аймака. Вечная ему память и благодарность его потомкам за доброе нерадушное сердце их отца от меня, дочери за спасенную жизнь папы.

Больше трех лет в неимоверно тяжелых условиях лечил монгольский скот русский ветеринар Михаил Новокрещенных.

В 1933 году в Чойбалсане, в струнном кружке (папа играл на гитаре), он познакомился с русской девушкой Полиной, вскоре они поженились, а в 1934 родился первенец Геннадий.


Фото: Мама и папа 1933 г.

Да, они пытались уехать в СССР, но разрешение на выезд не давали. Не все еще было сделано.

Хотя немногим позже, из Монголии стали высылать эмигрантов. Тревога жила в душе Михаила. В России начались репрессии, надо было выезжать и Михаил, не дожидаясь высылки, через консульство в Улан –Баторе добивается разрешения и срочно выезжает на Родину. Литер был до Москвы, но на пути был Иркутск, где проживали уже родственники жены. Решили остаться здесь. И город понравился своей стариной и историей.

Так, мои родители оказались в Сибири. Начинался новый этап в жизни молодой семьи Новокрещенных.

В 1935 году папа устроился в подсобное хозяйство завода им. Сталина, потом в УКС завода, строительство которого было в полном разгаре, ветеринарным техником. Тогда он еще и не предполагал, какую ношу на себя взвалил.

Конное хозяйство было в полном разорении: не было не кормов, ни построек. Имеющихся лошадей надо было спасать от холода и голода. Это не было его обязанностью, но слишком хорошую школу жизни прошел этот 24- летний молодой человек. Он знал по своей судьбе, что значит быть и холодным, и голодным. Да и любовь к лошадям, привитая еще в детстве, закалка трудностями уже пройденного пути, не позволяла расслабляться. Заводу нужна была тягловая сила. Стране нужны были самолеты.

Да и строительство велось на необжитом месте. Лес, в дожди непролазная грязь. Только кони и могли преодолеть все это лихолетье своей маневренностью и коммуникабельностью, говоря современным языком. По Ангаре сплавляли лес, по железной дороге везли станки, оборудование, специалистов.

Для москвичей далекий Иркутск представлялся таежным краем, где водятся медведи, лоси, и возможно здесь, из лиственничных деревьев редкие возведенные дома. И это кроме шуток. Мне по жизни приходилось встречаться со многими из них. И они, действительно думали, что именно так существует этот, «богом забытый край», ведь не даром в Сибирь ссылали и декабристов, и политзаключенных.

Михаил Осипович, так уже стали называть отца, взялся за дело. На повестке дня стояло: заготовка кормов, возведение конюшен.

На мелькомбинате он подобрал всю некондиционную продукцию, утеплил сарай, так называемую конюшню, дневал и ночевал в своем хозяйстве, а если болела лошадь и вовсе не уходил домой, ведь время было страшное, каждый невыход животного считался чуть ли не вредительством.

НКВД всегда было «на чеку». Приближались годы репрессий. Михаил Иосифович никогда ни на кого не указывал, старался снять подозрение с человека. И сам он частенько в ту пору был подозреваемым. Не всем нравился прямолинейный молодой ветврач, который рьяно отстаивал тот или иной вопрос, касающийся его службы и защищал пенсионеров с их мизерной пенсией, старикам попросту надо было выживать. Вот и находил для них посильную работу. Не любил пьяниц и лодырей, ругал их на собраниях. Сам не пил и никогда не курил, и всегда работал. Собрал бригаду и заготавливал сено своими силами, сам вставал с литовкой вместе со всеми. Не хватало лошадям, того, что поставляло «Заготсено».

В 1938 отец занимается улучшением поголовья. Ездил по области и закупал хороших лошадей. А в одной из воинских частей приобрел кавалерийских лошадей, купил фаэтон. Так что теперь многие из администрации ездили верхом, тем более до центра города было 20 с лишнем км, а время было «на вес золота». Рамки строительства были ограничены.

Сбылась его еще одна мечта: приобрести новых породистых лошадей и развести у себя на конном дворе. В Совнаркоме пошли навстречу и отправили в Иркутск производителя –тяжеловоза, французской породы по кличке Копчик. Даже я, послевоенная помню этого красавца, оставившего 50 потомков. На работе построил конюшню на 120 голов. Здесь же был лазарет с манежем, аптека, хорошее оборудование, по тому времени.

Лошади чувствовали заботу и любовь этого человека и, как только он появлялся на конюшне, все 125 голов поворачивались в его сторону, приветствуя ржанием. Вот поистине справедлива поговорка, добро одушевленно, а труд и забота всегда найдут отклик.

Я, вот сколько помню себя, папа никогда не сидел без дела. Поступил на стоматологический факультет медицинского института, но надо было кормить семью, платить, за снимаемую комнатушку, сначала в Рабочем, потом поближе к заводу. Мама болела.


Наш дом

Михаил Иосифович задумал строить дом и построил, на «Парашютке», есть такой район в частном секторе второго Иркутска, (когда-то здесь была парашютная вышка) - в предвоенные годы 39-40. Возводил его практически сам, поставил красивые резные ворота, с палисадником, ПОСАДИЛ САД 40 яблонь благоухали весной на всю улицу, разбил огород, посадил тополя вдоль забора по улице. И ВСЕ ЭТО ДЕЛАЛ С БОЛЬШОЙ ЛЮБОВЬЮ и выдумкой. Всегда, до самой смерти содержал свою усадьбу в чистоте и порядке. Вот я на сегодня вожусь и с огородом, убираю тоннами снег, поддерживаю традиции моего отца. …Отвлеклась.

Фото: фотография дома

Дом стоял на пригорке, далеко от завода. Но теперь мой герой летел домой на крыльях. Знал, что дома его ждут любящая жена, сын и теща, кулинарные изыски которой не переставали его удивлять. Дома всегда пахло пирогами и царил теплый домашний уют.

Но про своих лошадок не забывал. Теперь под его началом было уже триста голов, справных, накормленных и обогретых. Он сам придумывал им различные приспособления: надо было, чтобы и лошадкам хорошо, и людям удобно было ухаживать за ними. В этот предвоенный год конный двор Иркутского завода им. Сталина был признан лучшим среди предприятий авиационной промышленности всей страны.

Все вроде постепенно устраивалось, работа была в радость, дом построен, в семье мир и тепло.

Война

Хотя нет, была внешняя тревога. В воздухе пахло войной. Ее горький запах чувствовался во всем.

На заводе ужесточалась дисциплина. Информация по стране была тревожной. В воздухе пахло «порохом».

Долго ждать не пришлось 22 июня закончилась мирная жизнь. А через месяц папа ушел добровольцем на фронт, вместе со своими лошадками. По согласованию с администрацией завода 35 пароконных подвод, вместе с возчиками привел Михаил Иосифович на призывной пункт. В новом доме оставались жена, теща и сын.

Михаил Иосифович попал на Забайкальский фронт и был определен ветеринаром в артиллерийский полк, дислоцированный в Даурии. Вот она война, рядом. Все четыре года занимался ветеринар своим привычным делом – лечил животных.

Не любил папа рассказывать о войне, как, впрочем, и многие из его поколения, я знаю это доподлинно. 36 лет я была предцехкомом в своем отделе завода. И каждый год, 9 мая я встречалась со своими ветеранами и войны, и с теми, кто «ковал» эту победу в тылу, здесь на заводе. Толи неподдельная скромность, толи сознание того, что «все мы делали одно благородное дело» не давало им раскрыться по полной. Иногда мне удавалось разговорить, а и иногда это происходило как-то случайно, в беседе совершенно о другом. И на мой взгляд каждый, кто прошел это «горнило» заслуживает нашей памяти и благодарности за их подвиг. Скажете уже написано и переписано море, пришло другое поколение. Да об этом никто и не спорит. Отцы и дети, теперь уже и внуки и правнуки – извечная проблема. Но говорить надо, чтобы не переделывали историю, не перечеркивали наши победы и завоевания. Ведь, как говорят, «без прошлого нет ни настоящего, ни будущего». А без будущего – что, пустота «Иванов, родства, не помнящего». Ан, нет!

Как и у моего любимого Иркутска оно должно быть, ведь, все кто был до нас: и первопроходцы, и казаки Я. Похабова и мы все Иркутяне живем ради детей. Внуков, а значит ради будущего. Забыть нельзя, история нам этого не простит. Нет и еще раз нет, мы будем жить во имя жизни на земли, на нашей Иркутской земле.

Однако, я отвлеклась. О моем отце.

Не спокойно было и на восточном фронте. Трудные переходы, диверсии. Гибли животные, люди, умирали от недоедания и переохлаждения, двух яростные нары стояли прямо на бетонных полах танковых ангаров, ведь основное сражение шло на Западном фронте, значит, там нужнее, значимее. И только, когда началась война с Японией, дивизия была брошена через пустыню на взятие укрепрайона Ханлар. От палящего солнца замертво падали и люди, и кони. Не хватало воды, но приказ есть приказ, надо идти на штурм. И бойцы шли, по раскаленной почве, в нижних рубахах, босые. Но задачу, поставленную командованием, выполнили.


Мирная жизнь

В родной Иркутск капитан вернулся в марте 1946, на родной завод, на старую работу. А перед самым новым годом родилась и я.

Во время войны заболел сын Геннадий. Менингит, много погибло людей и детей, в частности. Не как, никто помог, не знаю, но лечил Гену известный Хаим –Бэр Гершорович Ходос, иркутский ученый, невропатолог, профессор. И брат выжил. Не стал певцом, как хотел, но работал тоже на заводе, электромонтером. Дожил до 82 лет. Всегда оставался заботливым очень добрым, теплым человеком, трудягой.

Кстати, общий стаж нашей династии на заводе (отца, брата, моего мужа –Скоробогатько Л.П., нашего сына Скоробогатько Евгения и мой) –свыше 200лет. А закалка в нас от нашего Отца, иркутянина Михаила Иосифовича Новокрещенных и, наверное, он по праву удостоен им быть!

А папа мой, еще долго работал на заводе, восстановил, утерянный за время войны конный парк, который прослужил верой и правдой до1972 года, когда на завод уже приходила новая техника: машины, трактора, бульдозеры. Но преданные друзья-лошадки продолжали работать в детских садах, жилищном управлении.

Но и после этого Михаил Иосифович был рядом со своими лошадьми, но уже делал сказку людям.

На новый год и проводы русской зимы разудалые лихие тройки, в лентах и с бубенцами неслись по заснеженным улицам родного Иркутска, доставляя радость горожанами, особенно, детворе.

В 1948 Новокрещенных становится замначальника цеха, начальником конного двора. Когда парк закрыли, папа пошел работать в литейный цех, а здесь уже и я закончила физический факультет Иркутского Госуниверситета и стала работать в Центральной заводской лаборатории, сначала инженером, потом начальником лаборатории. Коллектив 36 лет доверял мне руководить профсоюзной организацией. А мне, ну никак, нельзя было запятнать фамилию моего отца, которого, практически, знал весь завод и «Парашютка», в частности, ведь, по сути, он, один из первых строителей этой «слободы".


Полная версия рассказа

Династия Новокрещенных
.docx
Download DOCX • 2.30MB

Автор: Новокрещенных Алевтина Михайловна, пенсионер, 72 года, бывший работник Иркутского авиационного завода.



Просмотров: 21Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все